Образы небесной красоты

Оператор воздушной съемки Артур Саркисян передает в своих работах все совершенство и красоту российской военной авиации

На днях состоялось долгожданное событие: в небо поднялся новейший военно­транспортный самолет Ил­112. Это прорыв в будущее нашего воздушного флота, настоящий праздник для авиастроителей, да, пожалуй, и для всей страны. К нему причастен большой круг специалистов –авиаконструкторов, инженеров, воронежских самолетостроителей, летчиков­испытателей... Среди них — и оператор воздушной съемки Артур Саркисян. Он прибыл в Воронеж как ведущий специалист ПАО Ил (авиационный комплекс им. Ильюшина) задолго до взлета уникального транспортника в целях сопровождения всех этапов испытательной работы посредством видеосъемки, видеофиксации, специальных видов съемки. Полученные в ходе их данные необходимы для исследовательской работы при анализе испытаний, а также для публикаций в прессе. Результаты работы Артура и его коллег особенно важны для аналитического разбора первой пробы сил нового транспортника. Что же касается фотографий и видеороликов, которые станут достоянием общественности, то их значимость особо комментировать не надо: они наверняка войдут в фотолетопись отечественной авиации (а может быть, и мировой), как и другие работы из портфолио Артура Саркисяна.

Поэтому журналисты «Промышленных вестей» не могли не воспользоваться удачным поводом, чтобы встретиться с мастером и рассказать о его профессиональном пути и творческих свершениях.

Наш разговор начался, что естественно, с Ил­112. Находясь в командировке на ВАСО, Саркисян монтировал на новом самолете камеры для внутренней и наружной съемки, обеспечивал видеосъемкой все этапы наземных испытаний, а затем и первый полет. Важность этих мероприятий трудно переоценить. Например, необходим визуальный контроль работы механизации крыла. Как это отследить наилучшим образом? С помощью автономной камеры для наружной съемки. И такая камера постоянно работала при наземных испытаниях и в воздухе. Велась также видеосъемка с дрона и ручной камерой с земли. А во время полета с борта самолета сопровождения, следовавшего параллельным курсом, вела съемку в автоматическом режиме еще одна установленная Артуром камера. В итоге была сформирована полная визуальная картина испытаний.

Как смотрится новичок на фоне своих предшественников? По словам Саркисяна, оценивать технические характеристики и возможности воздушного судна — не его тема. Что же касается чисто внешней стороны, то машина ему однозначно понравилась. Очень симпатичная, компактная, легкая и летучая, что сразу проявилось уже во время рулежек и пробежек на взлетно­посадочной полосе.

— Я почему­то каждый самолет сравниваю с моими истребителями, на которых летал многие годы, — признается Артур. — Все, что их напоминает, мне кажется близким к совершенству. Может быть, поэтому Ил­112 особенно приглянулся. Как он проявит себя в эксплуатации, покажет время, но в первом полете и при посадке наблюдать за ним было одно удовольствие.

То, чем приходилось заниматься в воронежской командировке, Артур называет обычной работой. И хотя ей всегда сопутствует большая ответственность, она действительно стала для него обычным занятием, можно сказать, привычным образом жизни. Потому что этой работе и всему, что с ней связано, он посвятил долгие годы, а за плечами у него достойный перечень профессиональных и творческих достижений, а также память о драматических моментах.

Артур Саркисян, по его собственному признанию, «заболел» небом с трехлетнего возраста, его любимой игрушкой был краснозвездный самолетик­истребитель. В 1978­м окончил Харьковское высшее военное авиационное училище летчиков. Военный летчик первого класса, он совершил более 3000 вылетов на истребителях. Профессионал высшей пробы. Служил в ВВС до 90­го года. Сегодня он — ведущий специалист по воздушным съемкам, конструктор и создатель уникальных систем крепления наружных бортовых камер.

Саркисян был одним из хорошо подготовленных летчиков в своем полку, прошел полный курс боевой подготовки и успешно совершенствовался в летном мастерстве. Но ему всегда было недостаточно удовлетворения от выполнения чисто учебных и боевых задач. Хотелось поделиться с другими тем завораживающим ощущением полета и власти над крылатой машиной, восторгом от совершенства боевой техники, поэзией небесного пилотирования, которые он испытывал, сидя за штурвалом серебристой птицы. Попытки фотосъемок в полете у него были еще в летном училище, но требования летной безопасности не позволяли широко реализовать творческие порывы. Будучи уже опытным военным летчиком, стал серьезно заниматься не только фотографией, но и киносъемками. В начале 90­х, после службы в ВВС, его пригласили работать в ВПК МиГ в качестве летающего кинооператора и фотографа. В те годы он много снимал. Снимал испытательные полеты, причем нередко из передней кабины двухместного истребителя. Это и давало возможность показывать зрителю полет глазами пилота, усиливая эффект присутствия, особенно в полете группой. Параллельно работал в качестве оператора и фотографа пилотажных групп «Стрижи» и «Русские Витязи» на авиабазе Кубинка, тесно сотрудничал с пилотажной группой «Русь». Тогда же для усиления эффекта воздушных съемок впервые стал использовать наружную видеокамеру на самолетах Л­39. Специальных камер не было, поэтому ему приходилось изготавливать различные защитные боксы и кронштейны для использования обычных бытовых камер. Съемки пилотажа из кабины велись исключительно ручной камерой и фотоаппаратом.

— Отрицательные факторы полета, в том числе перегрузки, меня нисколько не отвлекали от съемки, ибо я находился в совершенно привычной среде, — вспоминает летающий фотограф.

Да, с тряской и болтанкой в кабине,с перегрузками при выполнении элементов высшего пилотажа он, как профессиональный летчик, легко мирился и делал фото, которые потом вызывали восхищение зрителей. И едва ли при этом многие догадывались, какой ценой они добыты. Артур Саркисян часто вспоминает историю «портрета» МиГ­29, уходящего в небо на форсаже. Он снимал из открытой кабины спортивного Як­52 большой пленочной камерой, зимой, на высоте 2 тыс. метров, при 15 градусах мороза. Обморозил пальцы, но за три прохода истребителя сделал­таки 6 кадров, из которых четыре — с идеальной резкостью. Эти снимки не раз публиковались, в том числе на обложке Всемирного авиационного каталога, а в Москве красовались на рекламных щитах.

Два других эпизода оставили в памяти еще более глубокие метки. Один — когда их самолету, из которого велась фотосъемка, буквально чудом, лишь благодаря мастерству пилота, удалось избежать столкновения с истребителем, выходившим из перевернутого положения. Оказалось, опытнейший летчик... перепутал направление вывода машины. Это экстремальное сближение попало на пленку, и теперь служит ярким напоминанием о рисках, сопровождающих работу воздушного фотографа. В другой раз Артур снимал из открытой рампы истребителя пилотажную группу «Стрижи» перед их выступлением в Финляндии. Как всегда, с головой ушел в работу, азартно свешивался над бездной, как с подпрыгивающего балкона. И только закончив работу, заметил, что страховочный фал, который был пристегнут авиамехаником к его поясу, вместе с этим поясом валяется на полу...

Вот уже несколько лет Артур Саркисян принадлежит к дружной семье ильюшинцев. В компании он востребован как мастер воздушной видео­ и фотосъемки и конструктор эксклюзивных систем для установки наружных камер (среди них — устройство для съемки панорамной камерой в условиях открытого космоса с борта МКС). Его работа сегодня протекает в основном на земле, но фотошедевры Саркисяна, сделанные во время активных воздушных съемок, а также в последнее время, по­прежнему украшают страницы многих печатных изданий. Недавно в Германии, где 30 лет назад он начинал службу военным летчиком и делал первые снимки в полете из кабины своего истребителя, прошла его персональная выставка «Крылатая камера».

Артур Саркисян, как и прежде, влюблен в небо и технику, позволяющую его покорять. Он, как и много лет назад, буквально живет своей работой. У Саркисяна в гостинице стол всегда завален съемочной техникой, кронштейнами и прочим оборудованием. Он предпочитает «открывать тропу, а не ходить по чужим тропам», и потому в его повестке дня всегда новые творческие задачи. Одну из самых важных и интересных ему довелось решать в Воронеже, где дали старт новейшему самолету.

Андрей Павлов •

Справка. Легкий военно-транспортный самолет Ил-112 предназначен для транспортировки и воздушного десантирования вооружения и легкой военной техники, грузов и личного состава, а также широкой номенклатуры разнообразных грузов при коммерческой эксплуатации гражданской версии самолета с максимальной массой 5 тонн. Ил-112 оснащен новейшей версией турбовинтовых двигателей ТВ7-117СТ разработки и производства АО «ОДК-Климов» с мощностью на максимальном взлетном режиме – 3100 л.с. Двигатели отличаются модульностью и экономичностью расхода топлива – одной из лучших в своем классе. Система автоматического управления управляет не только двигателем, но и воздушным винтом АВ-112 большей производительности.

Ключевым преимуществом самолета является возможность автономной эксплуатации с плохо оборудованных аэропортов и грунтовых полос. Ил-112 сможет работать в самых сложных климатических условиях, с высокогорных аэродромов и при сверхнизких температурах. Крейсерская скорость – 470 километров в час. Дальность полета с максимальной нагрузкой при взлете с грунтовых аэродромов – 1200 километров. Самолет проектировался с использованием передовых цифровых технологий и оснащен самыми современными бортовыми системами полностью отечественного производства.

В декабре 2018 года второй опытный образец Ил-112 был доставлен в Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ) имени профессора Н. Е. Жуковского для проведения статических ресурсных испытаний.